krumza (krumza) wrote,
krumza
krumza

Categories:

Как мутят невидимые реки

    Более десяти лет назад я написал в родную газету статью "Легенды и были села Смолькино". Именно тогда я впервые попал в эту чудную деревеньку. К слову сказать, народ там оказался на доброе слово и внимание очень отзычивый и немедленно дружно пописался на нашу газету. Чуть ли не сто подписчиков оказалось. Не знаю, наберётся ли в Смолькино вообще сотня домов, но с гордостью могу утверждать, что на протяжении целого года украшением местных сортиров была газета "Волжские Вести в субботу".Но, вспоминаю я о сем достославном факте не по причине триумфа свободной прессы на селе.
    А по причине того, что мне посчастливилось оказаться прямо у истока очень интересного процесса. Отнесём его к разделу этнографии.
    Дело в том, что мне пришлось практически целый день искать материал для статьи. Собственно с физическими объектами всё было нормально. Мне очень быстро показали и надгробную плиту, валявшуюся на холме за селом и небольшое, удивительно красивое языческое капище, которое сейчас фигурирует во множестве фильмов, статей и даже книг под гордым именем "Капище Белой Лошади". Но... Гробницы, мумии и кости молчали. Никто ничего уже не помнил и не знал.
  

  Даже сама хозяйка капища невероятно древняя старушка по имени Меланья ничего толком рассказать не могла.
Она помнила древние обряды, которые исправно исполняла и один из них - вызывание дождя даже провела в нашем присутствием, но вот откуда ноги растут уже явно не знала.
     Вспоминала, что в годы её молодости, а она пришлась на предвоенные годы, капищем ведала целая группа женщин, которые и привлекли к этому делу юную Меланью. Потом, она осталась вообще одна. Но, ей активно помогают соседки, которые тоже неплохо знают сами несложные обряды.
   В общем, история очень хорошо накладывалась на судьбу фольклора в наших краях.

Первый удар по нему нанесли в 40-х годах XVIII века, когда насильственно крестили всех местных язычников. История это долгая и очень печальная. Скажу только, что вреда от этого было больше, чем пользы ибо крещение было совершенно формальным. Записали всех христианскими именами, построили в сёлах церкви и прислали священников, которые не знали языка своей паствы. Паства же практически не знала русского языка. Так что общались на языке репрессий и взяток.
    Само правительство на счёт этой христианизации не заблуждалось и писало всех новообращённых "новокрещенными". Подчёркивая тем самым формальность обращения. Но, можно с большой долей уверенности утверждать,что многие религиозные обряды были утрачены уже тогда.
     Сотню лет спустя Синод уже стал специально готовить и подбирать для национальных сёл пастырей, знающих местные языки. Кстати, в это время многие архиреи специальными распоряжениями запрещали приходским священникам уничтожать места языческих поклонений. Дабы показать, что они лишь плоды пустого суеверия.
   Думается, такая политика уже имела больший успех и многие древние религиозные ритуалы постепенно превращались в бытовые обряды,  изначальный смысл которых уже был утерян.
     К тому времени, когда в конце XIX века началось изучение культуры народов Среднего Поволжья, у них за плечами было полтора века христианизации и довольно эффективной миссионерской деятельности православной церкви.
   То есть, обряды, костюмы и многое из того, что было связано страдиционным бытом, не менявшимся веками, они ещё застали, но вот от религии, лежавшей в основе всего этого, остались уже рожки, да ножки.
   Попадали в поле зрения иследователей и наши края. То же Смолькино посещала известная исследовательница и художник Варвара Шнейдер, большой друг семьи последнего российского императора. Её архивы и коллекции сейчас ждут своего часа в центральных архивах и музеях.
    А в 1930 году коллективизация нанесла удар уже по обрядовому фольклору. Был уничтожен многовековой традиционный уклад, на котором всё это базировалось. Партия, школа, пионерия и все мощнейшие государственные культурно-идеологические ресурсы были брошены на создание нового общества и новго человека.

  Вот почему из большой некогда группы хранительниц традиций в Смолькино и осталась одна бабушка Меланья. Она единственная застала ту, доколлективизационную эпоху и была её "последним из могикан".
   
      Но, новая власть никогда не ставило своей целью уничтожение национальных культур. Даже, наоборот - предпринимались огромные усилия по её изучению и сохранению. Только в другом, более утилитарном виде. Собственно, иного пути и не было. С уничтожением древнего уклада жизни, вся его идеологическая сотавляющая никак не могла уцелеть и неизбежно исчезла бы, если бы её старательно не музеефицировали. Записывали и издавали сказки и песни, создавали песенные и хореографические ансамбли. Развернули широкие этнографические исследования, призванные изучать и сохранять. Вот только древняя культура сохранялась уже не в заповедных урочищах, а в музеях и домах культуры.
    Однако, культура - явление живое. Она всегда стремится к развитию.

   Теперь снова вернёмся в деревню Смолькино. Подчёркиваю её правильное название. Именно деревня, а не село - это очень важно. Село - это, где приходской храм. Для Смолькино, это соседнее село Алёшкино. Само Смолькино, словно судьбой предназанчено для хранения забытых традиций. В глубине леса, отрезанное от внешнего мира бродячими болотами, каменными скалами и языковым барьером. От Алёшкино - Усой и каменной грядой, От Старой Рачейки - лесом и болотами.
    Что присходило с культурой чуваш в этих краях? В XVIII-XIX веках была уничтожена языческая религия. Осталась только её внешняя обрядовая сторона. В разных местах этот процесс происходил с разной скоростью, а в таком месте, как Смолькино, просто обязан был идти очень вяло. Наверняка, здесь до самой колективизации много чего сохранилось с самых кондовых времён.
     А вот уничтожение уклада было контрольным выстрелом. Ибо уничтожало даже внешнюю сторону. Но, сохранялся язык, костюм, песни, танцы. В свой приезд в Смолькино я нашёл там энтузиастов, которые с увлечением занимались своей национальной культурой именно в этом направлении. Причём, им приходилось уже не столько сохранять, сколько возрождать. Даже старинных костюмов не нашли. Пришлось шить самим.
   
    На мой вопрос - неужели в таком древнем, закрытом от внешнего мира месте, не нашлось ни одного старинного костюма, мне сказали, что был один, но его недавно купил Сызранский музей краеведения.
К слову, сказать, когда я недавно рассматривал чувашский костюм, выставленный в экспозиции этого самого музея, у меня создалось впечатление, что сделан он был совсем недавно. Во всяком случае, его украшали монеты, отчеканенные лет 40 назад. Или настоящий раритетный костюм традиционно "утерян"?

   Похожее было и с репертуаром. Его приходилось составлять по книгам. Но, не только. Мне с гордостью сообщили, что у них имеется песня, записанная лишь в самом Смолькино. Плач по солдату, провожаемому в армию.

     Вот такое было состояние с культурой и язычестовм 10 лет назад.

   Нам вообще тогда оказали очень тёплый приём и энергично помогали. Сразу видно, что люди были неизбалованы лишним внимание и им очень нравился интерес к их культуре и обычаям. Про то, как они дружно подписались потом на нашу газету, я уже писал.

     Прошло совсем немного времени и повышенный интерес сторонней публики, а особенно СМИ к языческим тайнам, дал совершенно неожиданный эффект. Хотя, почему неожиданный - вполне ожидаемый.
    Господствующая в нашей стране идеолгия просто прямым текстом взывала - зарабатывайте деньги любой ценой. Остальное - от лукавого. Люди быстро сообразии, что раз есть интерес, его нужно попытаться монетизировать.
   Чем тратить деньги на все эти костюмы, а время на все эти песни и пляски, куда лучше вешать лапшу заезжим лохам про языческие капища. Одна беда - как я уже говорил, никто ничего уже ни про чувашскую религию, ни про древние верования и обряды не знал. Но, разве это беда? А этнографы на что? Книги, библиотеки. Тем более, для заезжих лохов много не надо. Скажи "киреметь" - и дело в шляпе.
    Кстати сказать, 10 лет назад за весь день слоняния по Смолькино я этого слова не слышал ни разу. Подозреваю, его тогда там вообще никто не знал.
  
      А уже через несколько лет, как из рога изобилия полились сказки про предков, стали появляться другие места поклонений и киремети. Что было очень своевременно, ибо настоящее капище вскоре после массированной телевизионной рекламы, разорили неведомые конкуренты по мракобесию. Теперь за объект поклонения древних чувашей весьма предусмотрительно выдают здоровенный валун весом под несколько десятков тонн.
   
     Собственно, как обстоят дела сейчас, много говорить нет нужды. Об этом пишут и снимают все, кому не лень. Даже я приложился к этому пару постов назад. Стремительно населяются смолькинские леса новопридуманными легендами, которые с удовольствием изучают и комментируют новоявленные этнографы.
   При этом никто даже не обращает внимания, что безвозвратно уходят остатки истинной древней культуры, которые ещё можно было бы сохранить. Помню, десять лет назад мне говорили про какое-то татарское кладбище. Тогда я не придал этим словам значения. А теперь уже и спросить, наверное, некого - сразу наскажут новомодных баек про киремети или ещё, что-нибудь в этом роде.

       Налицо, очень интересное этнографическое явление. Группа людей, берёт книги по этнографии и сочиняет, отталкиваясь от них разные истории. Эти истории уже сами выдаются за народное творчество и становятся предметом изучения этнографами.


    Ну, а чтобы не останавливаться на грустном, в заключении, анекдот в тему:

   Приходят индейцы к шаману и спрашивают, долгой ли будет зима и много ли им собирать дров. Шаман решил постраховаться и сказал, чтобы собрали побольше. Но, решил подстраховаться ещё. Позвонил метеорологам и спросил: "Какая будет зима?" - "Долгой и суровой" - был ответ.
   Перепуганный шаман решил подстраховаться ещё сильнее и призвал своё племя собрать, как можно больше дров. После чего снова позвонил метеорологам. "Будет очень суровая зима" - сказали ему, - "Очень".
  Тут уже шаман не на шутку обделался. Собрав своё племя, он объявил о грядущих климатических катаклизмах и призвал бросить все силы на заготовку дров. После чего позвонил метеорологам и спросил, а на основанни чего те делают такой пугающий прогноз? Ему ответили:
- Индейцы, как сумашедшие хворост собирают
    
  





     




Tags: Смолькино
Subscribe

  • Шанс для пиарасов

    Известный автор исторических детективов Николай Свечин ищет город, в котором будут происходить события его очередного романа о сыщике Лыкове. Время…

  • Наши отличились

    Любим мы ругать молодежь. Я тоже не раз в частных беседах сетовал, что упал в нашем городе интерес к истории среди подрастающего поколения. Тем…

  • Гром в штанах по-сызрански

    В полусонном информационном пространстве Сызрани наконец то грянула настоящая буря. Новость, в кратчайший срок набравшая более 40 тысяч просмотров.…

promo krumza october 20, 2015 08:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
1333 год. В столице Золотой Орды творятся таинственные дела. На постоялом дворе из запертой изнутри комнаты исчез постоялец. Разобраться со всем этим поручено помощнику Сарайского эмира. Откуда прибыл в Сарай чужеземец, назвавшийся пришельцем из закатных стран? Кто причастен к его таинственному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Шанс для пиарасов

    Известный автор исторических детективов Николай Свечин ищет город, в котором будут происходить события его очередного романа о сыщике Лыкове. Время…

  • Наши отличились

    Любим мы ругать молодежь. Я тоже не раз в частных беседах сетовал, что упал в нашем городе интерес к истории среди подрастающего поколения. Тем…

  • Гром в штанах по-сызрански

    В полусонном информационном пространстве Сызрани наконец то грянула настоящая буря. Новость, в кратчайший срок набравшая более 40 тысяч просмотров.…