?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Биограф Циолковского

Altaisky-Korolev_K_N
Константина Николаевича Королёва-Алтайского вряд ли можно назвать забытым писателем – он и при жизни не был широко известен. Да и сейчас можно легко отыскать биографическую справку, где он именуется типичным советским писателем. Уж, если где он и был забыт полностью, так это на собственной родине, в Сызрани

Однако не спешите обвинять в этом земляков – похоже, писатель сам этого хотел.

Сама его судьба является яркой иллюстрацией к словам Гайдара: «Обычная биография в необычное время» и состоит из многих крутых поворотов, а порой и загадок.

Самая первая из них та, что не было собственно никакого Королёва-Алтайского. Во всяком случае, сам писатель этой двойной фамилией никогда не пользовался. Почти всю жизнь он пробыл просто Алтайским. Причём, это был не просто литературный псевдоним. Эту фамилию носила приёмная дочь писателя – популярная актриса советского кино Вера Алтайская.

altayskaya-v1
Она же начертана и на его надгробной плите на Ваганьковском кладбище.

Создаётся ощущение, что Константин Николаевич упорно старался откреститься и от своей родной фамилии Королёв, и от всего, что с нею было связано. Почему, остаётся только догадываться. Вот только ещё один маленький нюанс. В метрических книгах Сызрани нет записи о рождении 18 декабря 1902 года по старому стилю мальчика по имени Константин Николаевич Королёв. А ведь именно такие данные указываются в биографии писателя. Лично мне видится лишь одно единственное объяснение этому факту – Королёв не была родной фамилией Константина Николаевича. Именно поэтому он ей и не дорожил. А вот где он ей обзавёлся – это уже другой вопрос.

Может, Королёв – фамилия отчима? Может, взята из фальшивого документа, которыми так богат был период гражданской войны? Во всяком случае, в 1921 году, когда юный Константин впервые возникает перед нами из тьмы неизвестности, он ещё Королёв. И уже Алтайский. Второе пока псевдоним, и друг от друга их отделяет не тире, а скобки. Именно с такой подписью появляются стихи молодого поэта в сборнике «Зелёные побеги», напечатанном в Сызрани.

Вскоре начинающий литератор оказывается в Симбирске, а ещё через пару лет мы видим его уже вдалеке от родных мест - в приуральской Вятке, ныне Кирове. Теперь он уже окончательно скрылся под фамилией Алтайский. Даже трудно понять, а псевдоним ли это? Создаётся ощущение, что Королёв не просто не дорожил своей фамилией, а упорно пытался от неё избавиться. Может, секрет таится, как раз в псевдониме? Почему Алтайский?

Так и хочется спросить сакраментальное: «А где вы были в ночь…». То есть в 1918-1920 гг., когда через Сызрань проходили фронта и революционные ветры. Ведь большая часть тех, кто неправильно сориентировался во всех этих политических бурях, а потом не угодил в эмиграцию или в могилу, возвращался домой как раз с Алтая.

Не отсюда ли все последующие метаморфозы, очень смахивающие на запутывание следов? Наверняка сказать трудно. Этот вопрос ещё ждёт своего исследователя.

Мы же с вами отправимся дальше. По стопам «типичного советского писателя». Справочники сообщают о нём скупо: биограф Клима Ворошилова, наваявший о нём две книги и около 20-ти публикаций, да ещё и переводчик казахского поэта Джамбула Джабаева. Собственно, злые языки поговаривают, что никакого великого акына степей Алтайский не переводил, а просто выдал под его именем собственные стихи, стилизованные под восточную поэзию. Если всё так и есть, то наш земляк обеспечил себе довольно видное место в истории советской литературы. Хоть и в чужой тени.

Алтайский вообще был беззастенчивым конъюнктурщиком. Писал поэмы о зерносовхозе «Гигант», «Спичстрое», первый свой поэтический сборник «Алое таяние» посвятил Ленину. А так как политическая конъюнктура менялась быстро, на незадачливого любителя халтурки время от времени сыпались и шишки.

То не к месту похвалил Троцкого, то его уже к месту поругал, но оплошал с Гамарником и Блюхером. В результате в 1938 году Алтайского арестовали, после чего военный трибунал отправил его изучать практическое литературоведение и тонкости политической конъюнктуры в Краслаг. На 10 лет. Видимо, он оказался способным студентом, потому что уже в 1944 году его освободили. Наверное, Алтайский решил всё-таки закрепить полученные знания, так как из лагеря уезжать отказался, оставшись там вольнонаёмным. Руководил культбригадой, работал экономистом. Лишь в 1946 году вернулся в Москву.

Однако, уже через три года был снова выслан в Красноярский край. Поговаривали, что это было связано с выходом в издательстве «Советский писатель» тома «Избранное» уже ставшего великим Джамбула Джабаева. Услали, так, на всякий случай, от греха подальше. Чтобы глаза не мозолил. Алтайский и не мозолил. Жил себе потихоньку на поселении, работал маляром. Вернулся в Москву только после смерти Сталина в 1954 году. Ещё через пару лет реабилитировался.

Altaisky-Korolev_K_N_2
Так и попал ещё в один справочник. Репрессированных писателей.

Алтайский снова вернулся к литературному труду. Переводил калмыцких и белорусских поэтов, написал книгу про Казахстан. Обратился и к теме гражданской войны – в 1960 году вышел его роман «Матрос Железняк».

Умер всеми забытый в 1974 году. Если бы рядом с ним не похоронили его знаменитую падчерицу, возможно и надгробная плита уже бы затерялась.

Вот только был в судьбе Алтайского ещё один поворот, который навеки связал его имя с великим Циолковским. И, в конечном итоге, обеспечил тем самым скромному «типичному советскому писателю» посмертную известность.

В 1926 году Алтайский перебирается из Вятки в Калугу, где работает в местной газете. Здесь и завязывается его знакомство с великом мечтателем и учёным. Кстати, именно интересом Горького к Циолковскому скромный калужский литератор был обязан вниманию великого пролетарского классика. Произошло это на первом съезде писателей. Горький тогда попросил Алтайского рассказать ему о Циолковском. Возможно, именно это и способствовало быстрому превращению вчерашнего провинциального журналиста в хоть и не знаменитого, но весьма преуспевающего столичного писателя. Чем всё это закончилось, мы уже знаем. Но, не до конца.

1928
Уже на закате своего писательского и жизненного пути Алтайский издаст книгу «Циолковский рассказывает», которая основывалась на его беседах с великим учёном. Труд этот выдержал несколько изданий и поныне является важнейшим источником знаний о детстве, юности Циолковского, его мыслях. Именно в этой книге приводится и портрет-предсказание Константина Эдуардовича о первом космонавте: «Он - гражданин Советского Союза. По профессии, вероятнее всего, летчик. Он необыкновенно смел, но в смелости его нет бесшабашности. У него отвага умная, лишенная дешевого безрассудства. Он молод, физически здоров. Мускулы и мозг развиты гармонично. Представляю его открытое русское лицо, глаза сокола».

Здесь можно было бы и поставить точку. Но, очень хочется всё же узнать, а что же таится за всеми этими скупыми биографическими строчками. За сиюминутной халтурой на потребу дня, обычной писательской конъюктурой, случайными литературными заработками и редкими журналистскими удачами. Ведь не зря же когда-то в молодости юного Константина Королёва позвала муза? Когда он ещё и думать не думал о литературных заработках и гонорарах, а помыслы отдавал служению искусству.

В то время юный Королёв, только-только ещё примерявший на себя шкуру поэта Алтайского был страстным поклонником Есенина. Его обожателем и подражателем. Ещё при жизни поэта Алтайский посвящал ему стихи, один из которых так и назвал «Любимый враг». В котором были такие строки:

Не смотри на меня с укором.

Я и сам, я и сам не рад,

Что крадуся ночным я вором

В твой, цветущий песнями, сад.

После смерти Есенина , Алтайский в своей статье-некрологе поставил его в один ряд с Пушкиным и Блоком. И потом много раз обращался к творчеству поэта в своих статьях и стихах.

«И жалею, и зову, и плачу» - так начиналось его стихотворение «У могилы Есенина». О Есенине он вспоминал в 1930 году в своём выступлении на Первом съезде крестьянских писателей.

Это так не похоже на всё, что было потом.

promo krumza october 20, 2015 08:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
1333 год. В столице Золотой Орды творятся таинственные дела. На постоялом дворе из запертой изнутри комнаты исчез постоялец. Разобраться со всем этим поручено помощнику Сарайского эмира. Откуда прибыл в Сарай чужеземец, назвавшийся пришельцем из закатных стран? Кто причастен к его таинственному…

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow