krumza (krumza) wrote,
krumza
krumza

Categories:

Портрет незнакомки

Когда я писал в журнал "Квартира 63" статью о потомках сызранских дворян Дмитриевых, редакция журнала добыла для иллюстрирования фотографию портрета из фондов местного краеведческого музея. Он попал туда после революции из усадьбы Насакиных в деревне Губино. Собственно, это и всё, что известно об этой картине и изображённой на ней женщине. Только карандашная надпись: «Портрет Насакиной». Даже рамы не было.

DSC_3270
                              Но, кто же изображён на этом холсте?

Мне удалось найти упоминание о трёх Насакиных, имеющих отношение к имению в Губино. Самая последняя из них Юлия Борисовна. Она была довольно известна в дореволюционной Сызрани. Жила в центре, около дома Стерлядкина, имела сына Бориса, учившегося в реальном училище и увлекавшегося велосипедным спортом. Как и положено золотой молодёжи, транспортным средством юноша управлял плохо, совершал регулярные наезды на пешеходов, вследствие чего становился частным героем скандальной хроники в тогдашней прессе.

Юлия Борисовна владела совместно с Михаилом Вадимовичем Насакиным 1875 десятинами пашни и леса при деревне Губино. А сам Михаил Вадимович в 1911 году женился на крестьянской девице Анне Емельяновой 17 лет от роду. Учитывая, что молодожёну самому на тот момент стукнуло 42, можно не сомневаться, что брак был не первый. А делить имущество с бывшей супругой, при наличии несовершеннолетнего сына, было чревато вмешательством опеки. Вот и оставалось имение в совместном владении бывших супругов.

Покинутая жена, как мы помним, перебралась в Сызрань и явно не бедствовала. Может, именно она и была изображена на данном портрете? Тогда вполне объяснимо, что на нём не было рамы. Вряд ли новая хозяйка губинского имения была рада созерцать на стене своего дома портрет своей незадачливой предшественницы. Вот и отправили её в чулан, предварительно лишив дорогой рамы.

Вот только есть в этой версии одна маленькая неувязочка. Даже две. Почему Юлия Борисовна, покидая имение, просто не забрала портрет с собой? Это ведь было весьма логично. И бывший вряд ли протестовал. Второе – женщина на портрете явно одета и причёсана по моде XIX века.

Так может на портрете мать Михаила Вадимовича Софья Михайловна? Она родилась в 1836 году, умерла в 1888. Лично я не знаю, имела ли она вообще какое-либо отношение к Губино. И бывала ли в нём хоть раз в жизни. Её отец, известный литератор Михаил Дмитриевич умилялся в своих мемуарах, что дочь скрашивает его старость и одиночество. Боюсь, за этими строками скрывалась не только идиллия. Ибо, почему Софья не выходила замуж до 30 лет, и выскочила явно второпях, сразу после смерти родителя? За Вадима Насакина, человека не только старше себя, но к тому же ещё и небогатого. А Софья Михайловна, по сызранским меркам, была невестой очень даже завидной. Отец ещё при жизни купил ей приличное имение недалече от Симбирска. Про Губино тогда никто не упоминал. Да и дети Софьи и Вадима родились в Комаровке, родовом имении Насакиных. А что Губино? Почему Насакины не жили там, в куда более богатом имении вблизи города, а предпочли захудалую Комаровку? Как это имение вообще попало к Насакиным?

Ответ, скорее всего кроется в делах семейных и наследственных. Дело в том, что на момент смерти Михаил Александрович Дмитриев имел пятерых детей от 3-х жён. Да ещё и последняя супруга была жива. Была она рода незнатного и небогатого, а по тогдашним законам не могла претендовать и на приличную долю в наследстве мужа. Поэтому супруг ещё при жизни решил оставить свои родовые владения в Троицком и Чекалино детям от второго брака, а дочке Софье купил отдельное имение. Скорее всего, купил он имение и жене.

Кстати, вдова Дмитриева пережила и дочь и зятя и скончалась уже в 1902 году. Ещё одно совпадение. Приблизительно в это же время её внук Михаил и женился на Юлие Борисовне. Скорее всего, она была дочерью сызранского помещика Бориса Уварова. Не из самых богатых. Очень соблазнительно предположить, что поступил так Михаил, именно получив наследство после бабушки. То есть и он и его жена Юлия вполне могли появиться в Губино только после смерти прежней хозяйки. Следовательно, и унаследовать тот самый портрет.

Тогда мы должны признать, что его революционные годы забрали не из чулана и рамы он лишился, уже попав в руки трудящихся масс. Вряд ли Михаил Вадимович так наплевательски бы отнёсся к портрету собственной матери.

Но, была ещё одна Насакина, которая была дорога старой бабушке, но к которой вполне мог не испытывать никаких особых чувств хозяин имения. Это его сестра Елизавета. Назвали её явно в честь бабушки. Но, вот как складывались их взаимоотношения, нам неизвестно. Про Елизавету Вадимовну вообще ничего неизвестно. Кроме того, что она вышла замуж за человека со странной фамилией Вилога, и перед самой революцией имела полтыщи десятин пашни и леса при селе Троицком.

Вообще, если мы посмотрим на биографии детей Вадима и Софьи Насакиных, то они почему-то не производят впечатления баловней судьбы. Николай зарабатывал на хлеб журналистикой, Михаил служил рядовым в драгунском полку и простым письмоводителем в местной управе. Отца они лишились совсем в нежном возрасте в 1880-м году, а матери в совсем юном.

Да и сами Софья и Вадим провели остаток дней в Москве, где и похоронены на Новодевичьем кладбище. Наследство своим детям, судя по всему, они оставили не самое богатое.

Может, о судьбе Елизаветы Вадимовны и рассказывает этот самый портрет?

На плече у женщины бриллиантовый шифр с вензелем императрицы Марии. Я подумал поначалу, что это фрейлинский знак, но оказалось, что это награда. Такие шифры на лентах выдавали выпускницам Мариинского института, окончившим это учебное заведение с отличием. А предназначалось оно в первую очередь именно для юных дворянок, оставшихся сиротами. Елизавета Вадимовна, на момент смерти родителей как раз и являлась несовершеннолетней. В довершение ко всему, её дядя Фёдор Михайлович как раз в эту пору жил в столице, да ещё являлся попечителем Петербургского учебного округа.

Так что портрет вполне мог быть парадным, написанным именно в честь окончания института. Поэтому и с наградным шифром. Его и послали бабушке в Губино. Откуда он четверть века спустя и перекочевал в запасники Сызранского музея.

Вот такие три версии. Выбирайте любую.

Tags: Дмитриевы, Сызранские тени
Subscribe

  • Сызранская "Третьяковка" вышла в Интернет

    Хочется хороших новостей. Их есть у меня. Сызранская картинная галерея "Наследие" вышла во Всемирную Паутину. Обзавелась собственным…

  • Какой заголовок пропал

    Зря всё-таки напугали наших телевизионщиков. Теперь скучно будет без их, не побоюсь этого слова, искромётных заголовков. Будут теперь всего бояться,…

  • Пукающие мальчики фсё?

    Борьба с фэйками докатилась и до наших палестин. Оштрафовали редактора КТВ-Луч. С хреном оплошал. Выдал, так сказать, желаемое за действительное. Но…

promo krumza october 20, 2015 08:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
1333 год. В столице Золотой Орды творятся таинственные дела. На постоялом дворе из запертой изнутри комнаты исчез постоялец. Разобраться со всем этим поручено помощнику Сарайского эмира. Откуда прибыл в Сарай чужеземец, назвавшийся пришельцем из закатных стран? Кто причастен к его таинственному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Сызранская "Третьяковка" вышла в Интернет

    Хочется хороших новостей. Их есть у меня. Сызранская картинная галерея "Наследие" вышла во Всемирную Паутину. Обзавелась собственным…

  • Какой заголовок пропал

    Зря всё-таки напугали наших телевизионщиков. Теперь скучно будет без их, не побоюсь этого слова, искромётных заголовков. Будут теперь всего бояться,…

  • Пукающие мальчики фсё?

    Борьба с фэйками докатилась и до наших палестин. Оштрафовали редактора КТВ-Луч. С хреном оплошал. Выдал, так сказать, желаемое за действительное. Но…