krumza (krumza) wrote,
krumza
krumza

Category:

Безвестный стихотворец

Сегодня день памяти Михаила Александровича Дмитриева. Он покинул этот грешный мир ровно 150 лет назад  5 сентября 1866 года по старому стилю. Похоронили его на кладбище Данилова монастыря в Москве. Могилу в 30-е годы снесли, самого Дмитриева практически забыли.



  Специалисты по литературе его, конечно, помнили. Всё-таки литератор пушкинского круга, водил знакомство почти со всеми великими той поры. Периодически одно-два стихотворения Дмитриева вкулючали в какую-нибудь антологию, да ссылались на его литературные мемуары. Литературные - это "Мелочи из запаса моей памяти". Особая ценность их в том, что Михаил Александрович пишет там не только о своих знакомых, но и приводит то, что услышал от своего маститого дяди, начавшего путь в литературе ещё в веке XVIII-м.  Дмитриеву вообще больше повезло, как мемуаристу. Особенно после того, как лет 15 назад издали его "Главы из воспоминаний моей жизни"  А ведь он был и поэтом, и литературным критиком и даже философией увлекался. Парк разбил в своём имении под Сызранью, своими руками. По сей день сохранился.
    Вот только для поэта был он черезчур учён и серьёзен, а для философа, наверное, слишком легкомысленен. Поэтому в анналах наших любомудров и шеллингианцев красуются другие имена. Как и в золотом фонде поэзии Пушкинского века.
   С его поэзией я и сам познакомился по краеведческой части. Случайно увидел на лотке в фойе планового института в Куйбышеве среди специальной литературы, неведомо как затесавшийся туда сборничек "Московские элегии". Начал листать. Смотрю - родился в Сызранском уезде. Так и купил.
   Много лет спустя, когда я в 1996 году пришёл в редакцию сызранской городской газеты с предложением сделать материал к 200-летию со дня рождения Дмитриева, именно эта книга послужила доказательсвом того, что подобный поэт вообще сущестовал. Поверить в это никак не хотели ни местные библиотекари, ни сотрудники краеведческого музея, ни прочие представители сызранской интеллектуальной элиты. Извините за выражение.
  А вашего покорного слугу банально заподозрили в желании разыграть уважаемых людей.

Позднее мне не раз пришлось писать о Михаиле Александровиче. А для этого читать и перечитывать, что он писал о себе, что про него писали. Читал и его стихи. Они очень автобиографичны, да и цитаты для публикаций нужны.  

  И вот, по прошествии времени, стал замечать, что меня привлекает именно поэзия этого необычного человека. Всё чаще и чаще я стал перечитывать его стихи. Хотя до этого они мне ну никак не нравились. Тяжеловесны, а автор никак не может найти середину между великим и малым. То удариться в классиков – растревожит тень Горация, призовёт муз с Аполлоном, воскресит давно забытые архаичные гекзаметры (размер очень на любителя – поклонники поэзии меня поймут). То, с заоблачных высей автора понесёт в самую, что ни на есть злобу дня. И струятся со страниц обычные салонные беседы о политике. Только зарифмованные. Так и вспоминается сразу ярлык «третьестепенный поэт», налепленный Дмитриеву в каком-то советском сборничке. Там по-моему Барятынский с Давыдовым удостоились второй степени.

Проводником в собственную поэзию стал сам Михаил Александрович. Однажды мне попалось его стихотворение «К стихам моим», написанное им в 25-летнем возрасте, в самом начале литературного пути

                                      Зачем хотите вы явиться в шумный свет,

                                      Вы, дети скромные мечтаний и досуга…

А дальше довольно жёсткий и беспристрастный разбор собственного поэтического творчества. Не дотягивают! Не дотягивают до той планки, где начинается высокое искусство, где царствуют гении!  Автор осознаёт это со всей очевидностью.

                              И если б мощный дар мне послан был в удел...


И задаётся вопросом: "А стоит ли?" Может и в самом деле лучше просто "писать в стол", для себя? Вывод прост:
            
                             Кто ж знает! Может быть, чудесною судьбой
                             Мне суждено пройти путь жизни не безмолвно;
                             Быть может, средь толпы в сужденьях хладнокровной,
                             Вниманье привлечёт и слабый голос мой,
                             Как отдалённый звук, не столько слуху внятный,
                            Сколь сердцу нежному занкомый и понятный!
                            Быть может, что друзья,чрез много, много лет,
                            Раскрыв сии листы, подумают о друге:
                           "Каков в стихах своих, таков был в нашем круге!"

     Вот собственно в этом и вся поэзия Михаила Дмитриева. Самые лучшие его стихи те, где он пишет только для себя, а не те, что он пишет для муз или общества.  По иронии судьбы, именно эти стихи и не удоставивались внимания составителей антологий.
    Беда этого старательного, заумного, привередливого и внимательного к мелочам поэта, да ещё и рвущегося со всем этим приземлённым набором в заоблачные выси или в пучины Кастальского ключа в том, что он берёт за образец  для себя классиков и поэзию воспринимает, как служение. Не стремится "к штыку приравнять перо", а пытается увязать материальное и идеальное. Не зря же он так увлекался философией и масонством. Упорно искал смысл этой жизни.
      В нём было что-то от пушкинского Сальери - преклонение перед литературой, упорство, страстное желание проверить алгеброй гармонию. Да и его собственные оценки Пушкина буквально повторяют слова Сальери о Моцарте. Гуляка праздный! Пишет легко, красиво, ну и что? Мыслей мало, пользы нет. Подучиться бы тебе Александр Сергеевич!
    На склоне лет, на пороге могилы Дмитриев уже скажет по другому. Дар! Это был гений, который мог мгновенно схватить самую суть и выразить её несколькими словами. Снова слышится пушкинский Сальери... Его слова про прекрасного херувима, который принёс нам чудных песен и улетел. Но, не бесследно. Дмитриев уже чётко подразделил русскую литературу на "до Пушкина" и "после Пушкина", когда уже нельзя стало писать, как раньше.
    И это писал ярый архаист! Человек, который сам через много лет после Пушкина писал гекзаметром! Знал, видно, о чём писал....
     А теперь давайте посмотрим что писал этот правдолюбивый до мелочности и щепетильный до занудности человек для себя. В долгих дорожных раздумьях, в трудные минуты судьбы. Когда говорило только его сердце.

                                             Та юность - беспечное время,
                                             Стрелой пролетело оно;
                                             Та жизнь понагнулась под бремя,
                                             Та милая в гробе давно

                                             И встречу приём я холодный
                                             Людей, не привыкших ко мне,
                                             На родине странник безродный,
                                             Чужой на своей стороне!
                                                               * * *

                                                          ДОРОГА

                                           Страна, где нет седых развалин,
                                           Где мшистых памятников нет!
                                           Без вдохновенья и печали
                                           Проходит даль твою поэт!

                                          В тебе не разрушало время,
                                          Не созидал за веком век!
                                          Едва сойдёт в могилу племя,
                                          Придёт - сломает человек!

                                          Твои безмолвные курганы
                                          Одни о чём-то говорят!
                                          Но чьи тут кости? чьи же раны
                                          Точили кровь? - Они молчат!

                                          Страна безмолвная! ужели
                                          Ты веки мирно проспала!
                                          О нет! в тебе мечи звенели!
                                          Нет! Ты страдала - ты жила!

                                         Но может быть всегда младая,
                                         Ты возрождением цветёшь,
                                         И дедов след с землёй равняя,
                                         Для внуков почву бережёшь!
                                                             * * *

                                               СУХОЙ ЦВЕТОК

                                     Когда любовь мне подарила
                                     Тебя на память, мой цветок,
                                     И надо мной тогда светила
                                     Луча полуденного сила
                                     И вечер был ещё далёк!

                                     Сухой поблеклый, но нетленный,
                                     Между листами утаенный
                                     Бессмертных Шиллера цветов,
                                     Ты уцелел, непобежденный
                                     Стихийной властию годов!

                                     Ты много пережил!  - и грустно
                                     Мелькают дни в твоих листках!
                                     Что жило памятью изустной,
                                     Что жить готовилось в веках,
                                     Всё стало тлен, всё стало прах!

                                     Бесчуствен - наших чувств летучих
                                     Тебя не тронул тонкий яд!
                                     Ни жар любви, ни ранний хлад!
                                     Ты, слабый, пережил могучих,
                                     Безвестный - славы многих чад!

                                     И многих нет! - Другие славы
                                     Затмили прежней красоту!
                                     Забыли бедствия державы;
                                     Другие замыслы и нравы
                                     Ввели другую суету.

                                     А сколько в нашей жизни тесной
                                     Игры судьбы, её измен!
                                     Игры не славной, безызвестной,
                                     Но, неизбежной, повсеместной;
                                     Могил, развалин без имен!

                                      Всё гибнет, тонет, увядает,
                                      Что жило, плыло иль цвело!
                                      Пройдёт добро, минует зло;
                                      А память только успевает
                                      Отметить наскоро: прошло!

                                       А ты один избег от тлена;
                                       Цветок! но что же стал и ты?
                                      Не смерть ли это перемена,
                                      Как жизнь без девственного вена
                                      Любви, мечты и красоты!






Tags: Даты, Дмитриевы, Сызранские тени
Subscribe

  • Про Шигоны

    Наткнулся на рецензию на книгу, в которой рассказывается про Шигонский район. Правда прочитать саму книгу не довелось. За электронный вариант просят…

  • Ну, вылитая я в молодости

    Прочитал, что на нашего нового министра культуры Татьяну Мрдуляш в Сызранском музее больше всего произвели впечатление предметы из средневековых…

  • Повеяло выборами

    Первая ласточка грядущей избирательной кампании. Поинтересовались тут моим мнением. Видимо, посчитали меня, то ли независимым, то ли осведомлённым,…

promo krumza october 20, 2015 08:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
1333 год. В столице Золотой Орды творятся таинственные дела. На постоялом дворе из запертой изнутри комнаты исчез постоялец. Разобраться со всем этим поручено помощнику Сарайского эмира. Откуда прибыл в Сарай чужеземец, назвавшийся пришельцем из закатных стран? Кто причастен к его таинственному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments