krumza (krumza) wrote,
krumza
krumza

Categories:

Загадки очарованного странника

Никита Севастьянович Рачейсков стал, пожалуй, самым знаменитым российским иконописцем в 1873 году, когда вышла повесть Лескова "Запечатлённый ангел".
Вот что писал сам Лесков в 1886 году, после смерти мастера, в статье «О художном муже Никите и совоспитанных ему»:
«Никита Рачейсков был «изограф», то есть иконописец в древнем русском стиле. После знаменитого московского мастера Силачева, который тоже умер, Никита Рачейсков по справедливости мог считаться одним из самых лучших мастеров по изографскому искусству. Особенно он был искусен в миниатюре, которую исполнял своими огромными и грубыми на вид ручищами удивительно нежно и тонко, как китаец. В этом роде я не видал и не знал равного ему мастера в России… По выходе в свет моего рождественского рассказа «Запечатленный ангел» (который был весь сочинен в жаркой и душной мастерской у Никиты) он имел много заказов ангела».
Биографы писателя упоминали, что именно Рачейсков стал одним из прототипов героя и другого великого творения Лескова "Очарованный странник".
Меня же, конечно, сразу заинтересовала фамилия. Или, как тогда говорили, прозвище.
Поискал в Сети произведения изографа.

И сразу наткнулся на знаменитый узор, который так любили применять сызранские иконописцы. И по которому, многие и сейчас узнают иконы, писанные в Сызрани.

Оказалось, что о Никите Рачейскове известно не так уж мало. О нём не раз рассказывал и сам писатель и его сын. Андрей Лесков оставил такой портрет мастера.
"Жил-был во граде святого Петра "художный муж" Никита Савостьянович Рачейсков, он же Савватиев или Саверьянович Рачейский. Одно из этих отчеств, как и редкое простосердие сего мужа пришлись впору великому землепроходцу российскому - "очарованному страннику", Ивану Северьяновичу Флягину, он же и Голован.
Откуда повелось знакомство "изографа" с писателем, не умею сказать, но помню его с самых детских лет моих.
Обитал этот служитель хитрого искусства в одной из самых неприглядных в то время улиц столицы с подходившим к ее достоинствам названием - Болотная, ныне Коломенская. В приземистом двухэтажном каменном доме под номером восемь (как и сейчас), когда-то крашенном охрой, в низку, вровень с тротуаром, находилась незатейливая его мастерская в два окна на улицу. Здесь он и "таланствовал", и почивал, и вообще вел простодушное холостое житие свое. Дом принадлежал староверу Дмитриеву. В нем же помещалась и филипповская раскольничья моленная.
Зимой отец любил прокатиться на санках к Никите и всего чаще прихватывал, для компании, и меня. Мне эти поездки нравились, но иногда они уж очень затягивались в непонятных и неинтересных мне разговорах отца с редкостно благообразным искусником. Помню, что со свежего морозного воздуха дух, стоявший в его горнице, в первую минуту положительно ошибал. Сомневаюсь, чтобы он много уступал "потной спирали", в которой тульские мастера, с знаменитым Левшою во главе, "аглицкую" блоху подковывали.
Сам Никита Савостьянович был стилен с головы до пят. Весь Строганова письма. Высок, фигурой суховат. В черном армячке почти до полу, застегнут под-душу, русские сапоги со скрипом. Картина! За работой в ситцевой рубахе, в серебряных очках, с кисточкой в несколько волосков в руке, весь внимание и благоговейная поглощенность в созидании деисусов, спасов, ангелов, "воев небесных" и многоразличных "во имя".
Отец, бывало, как выйдет из саней, прямо к окну - и залюбуется на него через какую-то снизу подвешенную дырявую завесочку.
Всего лучше была голова: лик постный, тихий, нос прямой и тонкий, темные волосы серебром тронуты и на прямой пробор в обе стороны положены; будто и строг, а взглядом благостен. Речь степенная, негромкая, немногословная, но внятная и в разуме растворенная. Во всем образе - духовен!
Таким вспоминаю его, когда самому мне было уже под двадцать. Приходил неизменно по черному ходу. Без доклада и приглашения в комнату не шел, дожидаясь зова в кухне. В кабинете отцовском держался спокойно, с достоинством, своей огромной дланью жал руку дружески, но мягко.
Многие, начиная с моего отца, дивились - как этакими ручищами иконописную мелкость выписать можно. А он простодушно отвечал: "Это пустяки! Разве персты мои могут мне на что-нибудь позволять или не позволять? Я им господин, а они мне слуги и повинуются"
Когда он умер на побывке у отца в Самарской губернии, Лесков написал как бы некролог под выдержанным заглавием - "О художном муже Никите и о совоспитанных ему".


А вскоре попалось и клеймо на одной из икон.

Тоже указывающее на Самарскую губернию.
Так вот и выходило, что все пути ведут в некое село Рачейку. Там будущий изограф родился, туда на склоне лет отправился проведать престарелого отца. Там и скончался в 1886 году.
А ещё смутные упоминания о годах ученичества и скитаний. Вроде как учился иконописи в Самаре, работал в Москве. Вроде как скитался по России. Вроде как был старообрядцем безпоповского толка.

Потом попалась ещё икона мастера.
Рачейсков
Вроде на сызранские не похожая, но с той же характерной "сызранской" рамочкой.

Да и название Рачейка довольно редкое.
По всему похоже, что знаменитый изограф был уроженцем именно Старой Рачейки под Сызранью. Там же, скорее всего, и обрёл покой.
По возрасту Рачейсков был ровесником знаменитого проповедника Петра Леднёва, ставшего затем Павлом Прусским, и не менее известного в узких кругах иконописца Давида Попова (Порфирова). Не от этих ли знакомств и годы странствий, и фирменные "сызранские" рамочки?
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: Рачейсков, Сызранские тени
Subscribe

  • Студент и блохи

    Ну где ещё прочитаешь о том, что суд продлил содержание под стражей сына Николая Меркушкина, как не в самарских СМИ? Разве есть в регионе вести более…

  • Дым отечества нам сладок и приятен

    Невежество может приносить если не пользу, то выгоду. Сегодня оно принесло мне пачку чая. Выспорил. Неделю назад местные журналисты пустили слезу…

  • Меркушкин и блогеры

    То, что я написал о блогах хорошо иллюстрирует информационная политика Меркушкина, в период его самарского губернаторства. Он начинал даже не с нуля.…

promo krumza october 20, 2015 08:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
1333 год. В столице Золотой Орды творятся таинственные дела. На постоялом дворе из запертой изнутри комнаты исчез постоялец. Разобраться со всем этим поручено помощнику Сарайского эмира. Откуда прибыл в Сарай чужеземец, назвавшийся пришельцем из закатных стран? Кто причастен к его таинственному…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments